Жизнеописание Владимира Фролова сделанное им самим

612 Просмотров

В студенческие годы прочитал Макса Фриша «Назову себя Гантенбайн». Больше не перечитывал. Забыл содержание.
Но осталось впечатление. После прочтения появилось страстное желание за одну жизнь прожить много разных. Абсолютно не похожих. Начинать каждую жизнь почти с чистого листа.

Может быть причина была другая. Так сложилась судьба, что я постоянно менял школы. Хорошо учился и постепенно табель начинал работать на меня. А тут раз и другая школа. Опять надо доказывать новым учителям что ты умный мальчик. Драться с новыми одноклассниками за место под солнцем. Я привык к этим переменам. Нравилось начинать всё сначала.

Вспоминается знакомый. Закончил институт по специальности огнеупорное производство. Кандидат по огнеупорному производству. Доктор по огнеупорному производству. Представляю как ему обрыдли эти огнеупоры. Не хотел бы я такой жизни.

СПОРТ
Первая самая яркая жизнь — спорт. Детская спортивная школа. Со временем — кмс. Часто бегал в эстафете первый этап. До сих пор не могу смотреть без волнения старт эстафеты. Сердце выпрыгивает из груди!

И преодоление себя. Гонка пятьдесят километров. На деревянных лыжах классикой быстрее трёх часов. С трудом помнятся последние километры. На пределе. Дотерпел, добежал, выиграл!

И сейчас никак не могу остановиться. Многочасовые прогулки, лыжероллеры, тренажёрный зал... Как-то подсчитал, что за жизнь обогнул Землю по экватору больше двух раз.

НАУКА
Начало семидесятых. Академия наук СССР. Уральский научный центр. Институт математики и механики. Статьи, монографии, конференции, защиты, аспиранты, учёные советы. Считаю, что удалось внести реальный вклад в науку. Противоречивые модели, обратные задачи — мои научные интересы и докторская диссертация на эти темы. Наука — это яркая, интересная и творческая жизнь.

Было много и забавных историй. Пятьдесят лет математического программирования — Симпозиум в Венгрии. Советское время. Еду в компании со старшими товарищами. У трапа самолёта вижу табличку со своей фамилией. Садят в лимузин и везут в какой-то шикарный номер (моих уважаемых коллег селят намного скромнее). Прислуга, накрытые столы в номере. Старшие товарищи косятся. Приглашаю их в гости (в советские времена за границу ездили скромно, много денег менять не разрешали). Добреют. Но всё удивляются — за чей счёт банкет? Сам не могу понять. Уезжаю. Венгерские товарищи у трапа самолёта спрашивают как здоровье у Михаила Сергеевича. Киваю, что всё отлично. Просят передать привет. И только тут понимаю, что меня перепутали с вновь назначенным помощником Горбачёва академиком Фроловым.

ГОРИТ ОГНЯМИ РОДНОЙ ЗАВОД
Конец восьмидесятых. Ижевский механический завод — туда я ушёл из Академии наук. Счастливая и яркая жизнь. Тогда у нас в стране фактически действовало три налоговых системы одновременно: хозрасчёт 1, хозрасчёт 2, аренда с правом выкупа. Каждый квартал можно было перескакивать с одной на другую. Моя задача — маневрирование между этими налоговыми системами, чтобы завод платил меньше налогов.

Прекрасные отношения с директором, главным инженером. Дружим. Ходим друг к другу в гости. На заводе мне даже кличку дали — любимая игрушка Чугуевского — это наш директор. Действительно ценил за работу и прикрывал от всякой советской дури.

Пример. Вызывает Василий Сергеевич и говорит: «Взъелся на тебя начальник первого отдела. Шпионом американским зовёт. Человек он неприятный, надо как-то урегулировать эту ситуацию». Рассказывает в чём суть дела. Предлагаю собрать совещание. Сначала дать слово сталеглазому, а потом мне.

Мы все расчёты проводили на персональных компьютерах. В то время американского производства. Вот начальник первого отдела и начал рассказывать ужастики, что там якобы есть какой-то проводок через который вся информация о заводе идёт в Космос, а оттуда прямиком в ЦРУ. Я тут и взвился. Вытащил должностную инструкцию — нет у меня обязанности бороться со спутниками и ЦРУ. А у него есть. Начал пособником ЦРУ обзывать. Побелел гражданин. На вопросы отвечать не стал. Под предлогом секретности попросил свернуть заседание.

Схватил меня в коридоре за руку и потащил в свой кабинет. Поляну уже успели накрыть. Стал уговаривать никуда не ходить и всё забыть. Он то уж точно бы настучал куда надо. Да Бог с ним. Пообещал не раздувать.

А с Василием Сергеевичем после моего переезда в Екатеринбург мы много ещё раз встречались. Сердечно. С объятиями, застольями, троекратными ура!!! К сожалению, нет сегодня уже в живых. Но благодаря ему моя заводская жизнь текла безмятежно, интересно и весело. Многому научился. Многое в жизни понял.

БЮРОКРАТ
Переехал в Екатеринбург. При правительстве Свердловской области возглавил Вычислительный центр. Выдержал пару лет. Потом сбежал. Бюрократы закладывают друг друга, подставляют, пишут доносы. Позже приглашали на бюрократические должности — никогда и ни за что. Впечатление такое, что два года только и делал, что глотал дерьмо. Паскудная жизнь. Даже вспоминать не хочется.

НАЛОГИ
Ещё в бюрократические времена к налоговой жизни меня подтолкнула Лена Котельникова, опубликовав в Коммерсанте статью: «Профессор Фролов учит не платить налоги». И, конечно, Юрий Скоков — секретарь Совета безопасности РФ. Но об этом я уже писал раньше на моей ФБ-странице.

Работу над налогами пришлось начинать с Концепции. Затем Налоговый кодекс, математическая модель, оптимизация ставок. Обсуждение в Думе, доклад Степана Сулакшина по нашему Кодексу. Удалось снизить ставки налогов на прибыль и НДС, отменить прогрессию по подоходному налогу. Встроился в мировую налоговую тусовку. Встречи с грандами налогового дела в США, Великобритании. Масса впечатлений. Не жизнь, а сплошное приключение!

БАНКИР
Начало лихих девяностых. Безумное время. От идеи чем заняться до начала реализации проекта — пять минут. Смерч и вихрь.

По случаю попадается мелкий банчок. Сходу купил лицензию. После чего сел думать о концепции. Весь мой опыт — это клиент Сбера. Вспомнил свою дипломную работу по системам массового обслуживания. Знал как организовать работу без очередей. Плюс намыкался в Сбере, поэтому решил сделать идеальный банк — обратная связь с клиентом и втыки нерадивым работникам. На этих двух идеях и была построена Северная казна.

Бандиты, кризисы, интернет-банк, скоринг, филиалы, две тысячи работающих, борьба с нечестными кредитами, проверки ЦБ. Набирали обороты всё быстрее и быстрее. Зашли в Москву — начался вертикальный взлёт. Бюджет не обслуживали (предлагали много раз за откаты — отказывался).

Крыши нет ни силовой, ни бюрократической. Дождались рейдерской атаки. Как в России иначе — всё так классно работает и никто из уважаемых людей с этого бизнеса не кормится? Рейдерил местный олигарх. На подхвате были местные чиновники. Их рупоры — два местных ныне записных демократа. Через свои издания заливали нас дерьмом. Сегодня они, конечно же, за правду, порядочность и борцы против прогнившего режима. Всегда в тренде.

Вывернулся из-под рейдеров. Продал банк москвичам. Дешевле, конечно, чем до наезда, но на жизнь хватает. А самое главное ни один клиент денег не потерял. Ни копейки. Этим горжусь больше всего.

После этого решил уйти из банковского бизнеса. Но вскоре пришли мои самые близкие коллеги по Казне. Говорят, что никуда от меня не уйдут. На свои деньги начал делать абсолютно новый для России формат — только удалённое обслуживание. В рамках Инбанка. Через три года поменялся акционер. У него другое видение бизнеса. Вышел из Инбанка. Приземлил проект на другой банк.

Фантастические годы! Нелишне упомянуть, что на этих двух банковских проектах удалось неплохо заработать. Не только мне, а моим коллегам тоже. А это в бизнесе важная составляющая — уметь зарабатывать деньги. Иначе такая деятельность бессмысленна.

Банковская жизнь яростная, интересная с запредельными эмоциями. Но двадцать лет в банковском секторе — это многовато для любой самой интересной жизни.

ТИТАН
Близкий приятель в самом конце восьмидесятых пригласил меня в гости. Работал на оборонном предприятии. Делали ракеты. Предложил познакомиться с Генеральным конструктором. Захожу. Человек легенда. В двадцать восемь сделал первую ракету. Американцы называли ракету Сатаной. Дальше прямой как стрела жизненный путь. Государственная, Ленинская премии, орденоносец, докторская степень. Всячески обласкан советской властью.

Сходу спрашивает: «Доктор наук по математическому моделированию?» Киваю головой. Дальше: «Выступите перед моими сотрудниками?» Соглашаюсь. За несколько минут собирается около десяти человек. Выступаю. Что меня потрясло, так это то, что Генеральный, впервые слушая доклад на эту тему, во всё въезжал и задавал точные, тонкие и правильные вопросы. Очень редкое качество.

Остаёмся втроём. Пьём кофе. Конструктор говорит: «Доклад интересный, но Вы мне не нравитесь». Я поперхнулся. Спрашиваю — почему? «Какой-то Вы вертлявый. Не сидится на одном месте. Меняете места работы». Толкаю речь о прелестях многих жизней. Слушает внимательно. Переспрашивает фамилию автора и название книги.

Приезжаю через несколько лет. Он уже не Генеральный конструктор. Уволился. Сначала депутат, потом вице-губернатор, переезд в Москву, работа в крупной корпорации. Уходит оттуда и занимается изобретательством. За последние десять лет Золотые медали за изобретения на Всемирных выставках в Бельгии, Японии, а также в Китае, Индии и Австрии. Встречаю и говорю: «Вы мне не нравитесь. У Вас какая-то вертлявая жизнь. Смайлик». Смеётся. Вы же сами меня к этому подтолкнули.

РЕЗЮМЕ
Сегодня у меня прекрасные условия для нового старта. Седьмая жизнь уже началась. Прямо на глазах моих читателей.

Об авторе

Владимир Фролов
Профессор, доктор экономических наук, Президент Ассоциации «Налоги России»

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)